«Пару туров сыграл в открытый футбол — потом будешь искать работу». Вторая часть интервью Рабинера с Евсеевым

«Пару туров сыграл в открытый футбол — потом будешь искать работу». Вторая часть интервью Рабинера с Евсеевым

Вадим Евсеев. Фото Федор Успенский, "СЭ"

Окончание более чем часового прямого эфира нашего обозревателя Игоря Рабинера с главным тренером «Уфы» на YouTube-канале «СЭ».

«Алфавит Евсеева», розыгрыш Радимова, семейное изображение картины Пикассо, люксембуржец, оставшийся на период пандемии в Уфе, тактические воззрения, недостаток в общении с прессой, готовность к работе в топ-клубе, уроки Романцева, Ярцева, Семина и Гаджиева, тренерская мечта — все это и многое другое стало темами второй части разговора.

Instagram, алфавит Евсеева, Пикассо, розыгрыш на 1 апреля

— Все обратили внимание на «алфавит Евсеева» в Instagram, где вы публикуете маленькие трогательные рассказы на каждую букву. А — «Амкар», Л — «Локомотив», М — Мытищи, П — Палыч, С — «Спартак», Т — Таня, У — Уфа, Ф — Филатов… Чья идея?

— Моей жены Татьяны. Я поддержал.

— Споры о том, кому посвятить ту или иную букву, случаются?

— Нет. Все равно решение принимаю я.

— Мой подписчик Владислав Радимов в комментариях напоминает о еще одном значении на букву «м» — Марущак. Это был отличный розыгрыш — когда в 2004 году Радимов произнес легендарный мем: «В КДК сидят дебилы», вы ему позвонили, представившись председателем КДК Виктором Марущаком.

— Это было давно! Надо жить сегодняшним днем. Розыгрыш с Марущаком случился, когда мы были футболистами. А сейчас и Влад, и я — тренеры. Всю ту историю, когда я был игроком, убрал в сторону, и сейчас у меня история — тренерская. Все.

— Кстати, Радимов «купился» тогда на ваш розыгрыш?

— Не «купился». Вначале напрягся, а потом понял, что его кто-то разыгрывает. По-моему, я с телефона Хохлова (лучший друг Радимова Дмитрий Хохлов тогда играл в «Локомотиве» вместе с Евсеевым. — Прим. И.Р.) звонил.

— В своих постах вы упоминаете Пикассо, Булгакова, Довлатова, многие фильмы. Ваши футболисты в ответ проявляют какую-то любознательность, советуются, что посмотреть и почитать, пока есть время?

— Нет. Но мой Instagram они заметили. Матч с ЦСКА мы проводили 15 марта, последнюю тренировку провели 17-го. У одного из ребят был день рождения, у другого родился ребенок. Мы на поле их поздравили. А потом Слава Кротов сказал: «А еще вас, Вадим Валентинович, надо поздравить!» — «С чем?» — «Вы завели Instagram!»

— Кротову, кстати, у вас был посвящен отдельный пост. Вы написали, что говорили с Дмитрием Аленичевым, и тот рассказал, в частности, о том, почему форварду не удалось закрепиться в «Спартаке». Так почему же?

— Это субъективное мнение каждого тренера. Требование Аленичева к нападающему на тот момент было таким, чтобы он сохранял мяч. Со временем к Кротову это пришло. У меня требования такие же. Форвард должен, если есть возможность, идти к воротам, если нет — нужно сохранить мяч для команды, подождать второй темп. Это нюансы, но на сегодня они Кротову помогают.

— До Сергея Довлатова, как обещали, руки дошли?

— Вон на полке стоят три тома. Но пока еще не приступил — занимался огородом. И «альпийской горкой».

— Это что еще такое?

— Ландшафтный дизайн. Вы — городской человек, а я живу в области (улыбается). Мне повезло, я в Москву сейчас не езжу.

— Почему в рамках всемирного флешмоба «изоизоляция» вы с Татьяной решили повторить сюжет картины Пабло Пикассо «Девочка на шаре»?

— Это решение и заслуга супруги. А дочь Полина нас сфотографировала. Вообще, интересное сейчас время. Взять то, что все семьи проводят семь дней и 24 часа в сутки вместе. С одной стороны, через девять месяцев страну может ждать демографический взрыв. А с другой, многие пойдут разводиться. Для кого-то — радость, для кого-то — боль.

— Зная ваши отношения с Татьяной, за вас не беспокоюсь. Может, и у вас прибавление в семействе по такому случаю будет?

— Нет (улыбается). У нас уже взрослая дочь. Будем ждать внуков.

— Полина же еще учится в институте?

— Да. После начала эпидемии они перешли на удаленку. Ей еще год учиться.

— В директ в Instagram вам много пишут по мотивам постов? Вообще, со многими людьми из футбольного мира таким образом поддерживаете контакт?

— Нет, я так не общаюсь. Бывает, отвечу, но не более.

— Насколько Instagram на это время заменил для вас реальную жизнь, то, чем вы привыкли и чем хотели бы заниматься?

— Смартфоны в последнее время стали играть в нашей жизни немаловажную роль. Посмотрел статистику — в месяц я находился в телефоне с шесть с половиной часов. В результате за год упало зрение. А раз проводишь столько времени в телефоне, ничего страшного, если и в Instagram будешь писать.

— Когда стали тренером, кого-нибудь так разыгрывали, как Радимова в бытность игроком? И разыгрывали ли вас?

— Сейчас не могу припомнить. Меня друзья разыгрывали на 1 апреля. День рождения у меня зимой (8 января, — Прим. И.Р.), и супруга подарила мне водный мотоцикл. Он остался лежать на складе, ждать лета. На День смеха мне позвонил человек, представился работником склада. Сказал, что переставляли вещи и разбили мой мотоцикл.

— Ваша реакция?

— Поверил. Потом они смеялись надо мной.

— Когда поверили — сформулировали жестко?

— Не сказал бы. Но было обидно!

«Пару туров сыграл в открытый футбол — потом будешь искать работу». Вторая часть интервью Рабинера с Евсеевым

«Говорил Семину: «Забирайте Джикию!». Он его хотел. Но через три месяца игрок оказался в «Спартаке». Евсеев дал интервью Рабинеру

Люксембуржец Тилль с женой на время пандемии остались в Уфе

— Писали вы и посвящения отдельным футболистам «Уфы». Была ли реакция со стороны других одноклубников, пожелания, чтобы написали и про них?

— Не просили. Но, например, Неделчару отреагировал, смайлик прислал. Еще некоторые иностранцы писали — правда, по другим вопросам. В основном разговариваю с ребятами, узнаю, как у них дела. Мы в такой ситуации оказались в первый раз, и нужно общаться — и по тренировочному процессу, и по следующему году, и по контрактам. Идет обмен мнениями.

— Каким-то образом наблюдаете за тем, как ваши футболисты индивидуально тренируются?

— По мере возможности. Но не систематически. Прекрасно понимаю, что у каждого — своя ситуация. У кого-то дом, у кого-то квартира. У кого-то беговая дорожка, у кого-то велотренажер. Под одну гребенку всех не соберешь. Тем, кто остался в Уфе, наш тренерский штаб дал определенную работу — вначале на две недели, через паузу — еще на две. То, что можно в сегодняшних условиях.

— А многие остались в Уфе?

— Человек семь, в том числе и иностранцы — Тилль, Карп, Урунов.

— Они просто не успели выехать до закрытия границ?

— Нет, не захотели. Урунов из Узбекистана — молодой игрок, только приехал, знакомится со страной и городом, хочет расти. Карпу из Молдавии нравится в Уфе, он подписал новый контракт. А Тилль из Люксембурга во время сборов женился, у них с супругой должен скоро родиться ребенок. И они решили остаться.

— Его жена — россиянка?

— Нет, она тоже из Люксембурга.

— Сами, кстати, в весе за время пандемии не прибавили? Или работа по благоустройству домашней территории не позволяет?

— У меня все стабильно — сколько было килограммов до кризиса, столько и сейчас. Все мои.

— А сколько?

— Много.

— Глядя на развитие событий с коронавирусом, верите, что сезон в России удастся закончить?

— УЕФА же предлагает всем это сделать, чтобы все было понятно с участниками еврокубков. От этого и отталкиваемся. А дальше все уже зависит от нашего государства и решений, которым мы подчиняемся.

— Сильно ли, на ваш взгляд, снизятся зарплаты футболистам и бюджеты клубов после кризиса, связанного с пандемией? Пусть даже не сразу, а через какое-то время?

— Могу только ждать и наблюдать. Ответов на такие вопросы у меня нет. Увидим со временем — как и что произойдет со всей нашей жизнью. Вот что мы можем с большей или меньшей точностью предсказать? Ничего. И в футболе, и за его пределами.

— Зарплаты в «Уфе», как я читал, на время пандемии сократили от 50 до 70 процентов. При этом никакого шума не было. Легко ли игроки на это пошли? И насколько финансово пострадали лично вы?

— Эту тему решают в клубе — там все и остается. Считаю это частным делом и выносить на общее обсуждение не собираюсь.

— А готовы ли прокомментировать печально знаменитые слова Игоря Шалимова о «дармоедах»?

— Тоже нет. Как, сразу скажу, и все остальные слова людей, не имеющих отношения к «Уфе». Просто читаю, узнаю информацию.

— Есть ли человек в футбольном или нефутбольном мире, кому вы хотели бы бросить вызов в словесной дуэли?

— Нет. Я не такой хороший специалист в общении, чтобы делать это. Да и для чего?

— А кому из футбольного мира вы сегодня при встрече не пожали бы руку?

— Эта тема уже закрыта. Всем, всем пожму! Выпустите только, закончите карантин — всем пожму!

«Пару туров сыграл в открытый футбол — потом будешь искать работу». Вторая часть интервью Рабинера с Евсеевым

«Год назад руководители поддержали расширение РПЛ. Потом все остановилось». Евсеев за 18 команд в премьер-лиге

Понимаю, с кем можно играть в два центральных, а с кем — себе дороже. Я не мазохист, чтобы делать что-то себе во вред!

Ваши предшественники в «Уфе» Виктор Гончаренко и Сергей Семак перешли соответственно в ЦСКА и «Зенит». А себя считаете готовым к работе в топ-клубе?

— А чем отличается работа в топ-клубе от обычного? Какие критерии?

— Уровнем задач и давления.

— Лично я не вижу разницы. Везде надо работать хорошо и ответственно. Другое дело, что в топ-клубах на кону другие деньги, и на матчи ходит больше болельщиков. Это факторы, которые будут влиять на все. Но в конечном счете все зависит от тебя.

— В каких аспектах вам как тренеру надо в первую очередь прибавить?

— И в самой игре, и в общении с прессой. Да во всем. Никогда нельзя останавливаться.

— В общении с прессой — не срываться в ответ на провокации?

— Да. Уже не раз сталкивался с тем, что, задавая вопрос, многие хотят услышать то, что им нужно, а не то, что я реально скажу. Как-то написал в Instagram по поводу возможного изменения схемы проведения чемпионата. У нас в стране три основных спортивных СМИ. Два, включая «СЭ», написали как есть, а еще одно — прямо наоборот. Хотя пост был один, и написал я его на русском языке.

— Недавно вы сказали, что больше всего любите схему 4-3-3. Но в «Уфе» из-за подбора футболистов играете только с тремя центральными защитниками. Варианты с двумя вообще не рассматривали?

— Вот именно поэтому я — сторонник расширения лиги до 18 команд. Сейчас у нас играют 16, две из которых вылетают напрямую, еще две участвуют в стыках. О каком красивом, открытом футболе при такой ситуации можно говорить? Надо набирать очки. Пару туров сыграл в открытый футбол — потом будешь искать работу.

— У вас как раз в первых двух турах этого сезона было по 2:3.

— При этом мы играли в три центральных. В тот момент у нас были свои проблемы. Большая группа игроков в межсезонье ушла, кто-то был травмирован, основной вратарь Беленов — как раз на эти два матча дисквалифицирован, что тоже было немаловажным фактором. Но как-то вышли из этого положения.

— Во время предсезонки пытались играть с четырьмя защитниками?

— Играли! На сборах на Кипре. В последнем контрольном матче перед возобновлением чемпионата с ЦСКА, проигрывая 0:1, за 15 минут до конца поменяли схему на четыре защитника. И получили в свои ворота еще два мяча в быстрых атаках, в которых скоростная команда армейцев нас разорвала.

— После этого вам и стало окончательно ясно, что переходить на эту схему нельзя? В чемпионате, с тремя центральными, вы с тем же ЦСКА дважды сыграли вничью.

— Я же понимаю, с кем можно играть в два центральных защитника, а с кем — себе дороже. Я же не мазохист, чтобы делать что-то себе во вред!

— Расскажите, как в обоих матчах сезона с «Зенитом» не пропустить ни одного мяча.

— И в «Амкаре» такое было в моем дебютном матче — как раз с «Зенитом». Игроки выполняли требования тренерского штаба, делали то, к чему готовились в течение недельного цикла. Мы, в свою очередь, хорошо разбираем соперника. «Зенит», думаю, сложно не разобрать. Понятно, что вся его игра построена на габаритных и мастеровитых нападающих, при этом у питерцев отличный подбор игроков — не просто так они уверенно идут на первом месте. Другое дело, что все знают, как против них играть, но не у всех это получается.

Речь, во-первых, о подстраховке, что очень важно с учетом подключения крайних защитников соперника. В результате к линейному игроку у нас на фланге присоединялся один из центральных хавбеков. Не всегда, в определенных зонах, чуть выше туда смещался еще центральный защитник. Когда уже низко садились, тройка центральных защитников, наоборот, должна быть в створе ворот. Чтобы при любой верховой передаче там находилось минимум трое, а еще опорный полузащитник. Мы знали, что это сильная сторона «Зенита», и в то же время были к этому готовы. В последней игре питерцы сделали чуть ли не 60 подач, но как таковых голевых моментов не было.

— Как бы вы в целом сформулировали секрет успешной игры «Уфы» с топ-клубами?

— Так сложилось, что «Уфе» всегда интересно играть именно с топ-клубами. И сами футболисты, видимо, хотят себя показать, зарекомендовать в их глазах. Мы видим, что многие уходили именно в эти команды.

— Премиальные за очки в матчах с командами топ-5 у «Уфы» выше, чем в других встречах?

— Нет.

«Пару туров сыграл в открытый футбол — потом будешь искать работу». Вторая часть интервью Рабинера с Евсеевым

Вадим Евсеев — о пользе лишнего веса, русской «Фиорентине», российском гражданстве для Зинченко и «Доме-2»

Вижу три философии в мировом футболе — Клоппа, Гвардьолы и Симеоне

— Принято считать, что команда — это отражение ее тренера. В чем нынешняя «Уфа» — это Вадим Евсеев?

— В том, что мы всегда играем до конца. Не раз, когда начинали проигрывать, — не опускали рук и отыгрывались. Это — требование. С ЦСКА сравняли счет на 85-й минуте. С «Локомотивом» — за десять минут до финального свистка.

Еще — это выполнение всех требований, особенно в обороне. Игроки знают, кто и где в определенных ситуациях должен находиться, как перекрывать диагонали и вертикали. Не будут выполнять — значит, на их месте будет играть другой футболист.

— Вы — вторые после «Зенита» и по пропущенным мячам, и по сухим матчам. Атака — это следующий шаг? Чтобы забивать больше, вам не хватает людей или идей?

— Идеи всегда есть, но их трудно воплощать. Атаку всегда сложнее поставить, чем оборону. Будем стараться.

— Каким именно образом?

— Сегодня вижу три основных мировых философии игры. Условно их можно назвать направлениями Юргена Клоппа, Пепа Гвардьолы и Диего Симеоне. Схема может быть одна, а требования — совершенно разные. Клопп — это скорость и компактность. Гвардьола — перемещения за счет передач и вбеганий. Симеоне — выжидательный футбол, игра чисто на результат, стремление заманить соперника и поймать его на контратаке.

— Какая из трех этих философий ближе всех вам?

— Моя! Она приходит со временем. Я пришел в «Уфу» — и не стал ничего ломать. Сломать легко. Построить тяжелее.

— Назовите по одному качеству, которое вы взяли или хотите взять у главных тренеров в вашей жизни — Ярцева, Романцева, Семина, Муслина, Гаджиева? А может, даже и Бышовца?

— Соглашусь с тем, что у каждого я что-то взял. Пойдем в обратном порядке. У Бышовца я за этот месяц мог научиться разве что тому, как расставаться с футболистами. Как вести разговор, потому что у нас он состоялся. У Гаджиева — мудрость и вдумчивость. Лучше подольше подумать, чем вскипеть и в таком состоянии что-то сделать. Это касается самых разных ситуаций — и тренировок, и игр.

У Муслина — интересному подходу к тренировочному процессу, причем речь как о сборах, так и о недельном цикле. У Семина — эмоции, неуступчивости во всем. Тому, что в футболе мелочей нет! То давление, которое он оказывает на поле на всех людей — и своих, и чужих, и тех, кто обслуживает матч, — мне понятно.

У Романцева — прежде всего, требовательности к выполнению тренировочных заданий, касающихся в первую очередь техники и игрового интеллекта. У него мы на тренировках оттачивали игровые групповые взаимодействия до автоматизма, и это нам помогало. У Ярцева — открытости души. Умению прямо говорить игрокам, называть красное красным, а белое — белым. Не юлить. Они с Романцевым — единомышленники, и требования у них были одинаковыми.

— «Спартак» и «Локомотив» для вас — в равной степени родные клубы?

— Да. И там, и там мне было приятно находиться, играть и завоевывать трофеи.

— Есть стереотип, что тренер должен убить в себе игрока. Вы это сделали?

— Никого не собираюсь убивать! Не знаю, кто придумал это выражение и зачем это нужно делать. Для чего.

— Как я понимаю, имеется в виду то, что взгляд на футбол игрока и тренера — абсолютно различный.

— Ну а зачем для этого убивать? Я и так сейчас на футбол по-другому смотрю. Наверное, осознание этого пришло в тот момент, когда сам стал главным тренером. Пока помогал — было чуть иначе.

«Пару туров сыграл в открытый футбол — потом будешь искать работу». Вторая часть интервью Рабинера с Евсеевым

Вадим Евсеев: «Я не лезу ни в «Спартак», ни в «Локомотив». У меня контракт с «Уфой»

Колено теперь собираюсь прооперировать в конце года

— Почему в «Уфе» сейчас сразу три капитана — Беленов, Йокич и Аликин? И какой из этих капитанов — самый главный?

— Аликин. Он стоял у истоков команды. За ним уже Беленов и Йокич. Перед сезоном, поскольку много игроков ушло и пришло, я раздал всем футболистам бумажки и попросил написать три фамилии. И тут встал Слай (Игбун, — Прим. И.Р.) и сказал: «А чего мы выбираем? У нас есть капитан — Аликин. Пока он в команде, он должен им всегда оставаться». Я руки поднял, говорю: «Двумя руками за, без вопросов!»

Получается так, что Аликин — капитан, Беленов и Йокич — вице-капитаны. Просто не играет сегодня по каким-то причинам капитан — повязка оказывается у кого-то из его ассистентов. Она — скорее дань уважения опытному человеку. Все равно группа опытных игроков ко мне приходят, и мы разговариваем по многим вопросам.

— В декабре вы собирались в Мадрид, но, если не ошибаюсь, не поехали из-за обострившейся травмы ноги? Читал, что на операцию собирались ложиться.

— В Мадрид я съездил. Посмотрел матчи «Локомотива» в Лиге чемпионов и «Краснодара» в Лиге Европы. В «Локо» тренерами по реабилитации работают испанцы, и один из реабилитологов помог мне съездить в клинику рядом с новым стадионом «Атлетико», которая специализируется на коленях и сотрудничает как раз с этим мадридским клубом.

Меня принял доктор, посмотрел, сделал МРТ. В медицинском заключении он подтвердил диагноз, который мне поставили в Мюнхене. Как и то, что надо делать операцию. Но я ее еще не делал.

— Колено сильно болит?

— Когда пять часов на улице за работой проводишь — иной раз начинает ныть. В футбол играть в полухромом состоянии могу. Если ударю по мячу этой ногой — колено выскочит. Хотел прооперироваться летом, но понятно, что при нынешней ситуации это вряд ли удастся. Буду стараться назначить операцию на конец года.

— Чего мечтаете добиться как тренер?

— Чтобы всегда был востребован.

Чемпионат России: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

Источник www.sport-express.ru